August 11th, 2015

ЧТО ЖЕ ТЫ ДЕЛАЕШЬ, ДОНБАСС?!

Я, как и все девочки, мечтала встретить своего Грея, восхищалась Павкой Корчагиным, рыдала над трагической судьбой земляков из подполья «Молодая гвардия», глотая слезы, повторяла за киношной героиней Ульяной Громовой «Дывлюсь я на небо». Кто же знал, что книги оживают. Вот только я встречу не нежных и романтических героев.

На улицах моих городов, словно сошедшие со страниц страшных исторических книг, пьяные люмпены-революционеры будут строить баррикады, возводить гильотины, получая право казнить и миловать. А еще оживут история и бабушкины рассказы, вернув меня в 1917, 1933, 1937, 1941. И в город зайдут по кровавым ступеням палачи, сотрудники НКВД, комендатуры и полицаи, а я своими глазами увижу продразверстку, допросы, доносы, голод…

Обыватель Донбасса, вчерашний шахтер, пенсионер, гламурный работник исполкома, напыщенно-важный работник прокуратуры, суда, милиции, милая учительница, которые в один миг стали «швондерами» и «шариковыми», превратились в толпы революционистов, требующих жечь книги, убивать «сраную укропскую интеллигенцию», экспроприировать, расстреливать и грабить…
1917 год или 2014 год?! . Вся власть ЛэНэРам! Автомойщики, «дедыморозы» и надсмотрщики, решившие, что они могут управлять миром, «матросы железняки» в управлении страной.

Все хотят жить хорошо. Шахтер, получивший автомат, позывной и звание в «народном ополчении» вдруг решал, что его сосед-шахтер, не получивший автомат, позывной и звание живет лучше, чем он, а значит…Значит должен быть расстрелян, как «правосек».

За дни войны на Донбассе по ложным доносам, из-за банального желания наживы, сведения счетов, бытовых и производственных конфликтов тысячи людей были объявлены «хунтой», «укропами», «правосеками», «пособниками нацгвардии» и расстреляны.
Сколько моих земляков до сих пор томятся в застенках НКВД ДНР и ЛНР, обвиненные в «сотрудничестве»?! Десятки?! Сотни?! Их не выкупают родственники. Они отреклись от них. Их не меняют, как пленных, ведь они не военнопленные.

В начале войны в районе села Новоборовицы была расстреляна семья предпринимателя из Антрацита. Почуяв надвигающуюся опасность, семья решила продать бизнес своему куму и решила выехать в Россию. Но…
По рации «народного ополчения» из Антрацита в Свердловск передали «едут правосеки». Машины расстреляли без выяснения. По странному совпадению два джипа, летящих к границе, были черного и красного цвета.

Collapse )

Семь лет

Originally posted by starshinazapasa at Семь лет


Семь лет назад, 11 августа 2008-го, я ехал на броне с ямадаевцами, в колонне российской армии, которая шла на грузинский город Гори. Тогда казалось, что это последняя война. Что это вынуждено. Что больше войн не будет. Уже были Первая Чечня, Вторая Чечня, уже были разбитый вдребезги город, неопознанные тела в рефрижераторах, горелые трупы в солдатских кирзовых сапогах, рвы с мирными жителями, кости в ростовской лаборатории, смерти, смерти, смерти. Казалось, что все - такое повториться больше не может. Все, хватит, навоевались. Казалось, что война в Южной Осетии - это какая-то случайность, ошибка, ну вот вышло так, получилось так нехорошо почему-то, сейчас быстро все это надо закончить, и все - войн больше не будет, никогда, никаких, никакого горелого человеческого мяса, никакого больше запаха трупов в жару, никаких больше убитых людей. Ну потому что хватит уже убивать людей! Сколько же можно то уже!
Оказалось, нет. Оказалось, это только у меня были планы сделать так, чтобы людей больше не убивали. Нигде и никогда. И только я думал, что ну уж теперь то эта война должна быть - обязана быть! - последней.
Эта война оказалась не последней.
Даже ровно наоборот - она оказалась первой.

Collapse )